пятница, 28 октября 2011 г.

КРУГ ТРЕТИЙ – ПРАВИЛО МЮНГХАУЗЕНА или РАССТАВЬТЕ ПРИОРИТЕТЫ СПАСЕНИЯ


На протяжении нескольких лет я периодически задаю разным людям один и тот же тестовый вопрос: «Представьте себе ситуацию – в самолете летит молодая мама с маленьким ребенком. Произошла аварийная разгерметизация салона, всем пассажирам выдали кислородные маски. Кому первому следует надеть маску: маме или младенцу?»  Похоже, общественное сознание все же со временем меняется, потому что правильные ответы стали звучать чаще. Но обычно…

«Конечно, ребенку!» - не задумываясь, отвечают люди. «Конечно» ли? Если дать себе труд хоть на минутку задуматься, станет понятным, что никакой однозначности тут нет. О’кей, у мамы сработал материнский инстинкт, она принялась спасть чадо. В салоне паника, и малыш это чувствует. Он капризничает и не желает пребывать в статичном положении, в котором удобнее всего на него надеть маску. Мало того, ему вовсе не нравится, что ему на лицо пытаются натянуть какую-то противную штуковину. Он слишком мал, чтобы понять мамины словесные объяснения. Он уворачивается и извивается. Мама нервничает и тратит на свои действия большое количество кислорода. Предположим, с задачей она все-таки справилась. Но остались ли у нее силы после этой баталии спасти себя? Практика показывает, что далеко не всегда.

И вот теперь остается в красках дорисовать себе финал истории. Да, в авиакатастрофе многие выжили, но будут ли они заниматься спасением чужого младенца, при условии, что его мама погибла? Вопрос открытый. Предположим, пришли спасатели, и малыша вытащили. Как сложится его дальнейшая жизнь без мамы? Тут однозначности больше: в любом случае, значительно хуже, чем с ней.

Если же эту ситуацию построить по противоположному сценарию, мы получим такой алгоритм: мама надевает маску на себя очень быстро (ее подгоняет ответственность за жизнь малыша).  Пока на себя натягивает, получает практический опыт: как это сделать эффективнее. Есть ли риск не успеть спасти кроху? Конечно! Но он существенно ниже, чем риск не спасти саму себя при первом варианте сценария. Кроме того, даже если при втором сценарии спасется только мама, у нее больше шансов привести свою жизнь в какое-то позитивнее русло, чем у осиротевшего младенца.

И это правило действует в подавляющем большинстве форсмажорных случаев, вне зависимости от того, идет ли речь о физическом спасении или о психологическом. Если хотим помочь  кому-то другому, сначала спасаем себя, приводим себя в состояние, пригодное для спасения других :-))

правило Мюнгхаузена

Это ни цинизм, нормальная психофизиология. У любого относительно психически здорового человека работает инстинкт самосохранения. Если вопреки нему сначала спасать других, действия будут менее эффективными и быстрыми, ибо придется одновременно и свой инстинкт преодолевать (тратить силы на борьбу с ним) и заниматься спасательными процедурами. КПД снижается в разы…

К счастью, родной организм иногда приходит на выручку. Когда речь идет о реальной физической опасности, уровень ответственности «за всех, кого мы приручили», включая любимых детей, резко снижается сама собой. Пару раз сама оказывалась в подобной ситуации. Ужасалась собственной, как мне казалось, бессердечности, но  изменить что-либо сил не было.  Зато автоматическая расстановка приоритетов – обеспечивалась.

Один раз, вопреки здравому смыслу, я решила прокатиться с маленькой тогда еще дочкой на аттракционе. Что-то типа американских горок, но попроще и побезопаснее. Мне такие приключения категорически противопоказаны – вестибулярный аппарат - ни к черту. Но дитё-то маленькое, лет 7 тогда было. Куда ж ее одну сажать?! Так что сначала победил материнский инстинкт. Зато уже «в полете» я потеряла способность думать о ней, придерживать ее или хоть спрашивать о самочувствии.  Сил хватило только на то, чтобы упереться руками и ногами в кабинку так, чтобы не вылететь наружу самой.

Когда кошмар закончился, я вышла - вся зеленая - и могла думать только о том, что термин «ответственная мама» больше ко  мне не относится. И было жутко «бермуторно на сердце и бермутно на душе». Но инстинкт самосохранения работает так, как он работает. Это нужно просто принять.

Кстати сказать, впервые о том, что самое главное – сначала себя привести в состояние, пригодное для спасения кого –либо еще, я услышала лет 15 назад. Знакомый психолог рассказал историю, как во время войны его бабушка осталась с детьми на руках. Было очень голодно.  Она, естественно, обязана была работать. И как работающая, получала по карточке что-то грамм 10 или 20 г масла. Детям по карточкам полагался только хлеб. Так вот масло эта бабушка съедала сама, ночью, тайком от детей. Не от жадности или помешательства. А чтобы работать на рабочем месте, а не падать в голодный обморок; чтобы у детей была живая мать, способная придумывать немыслимые блюда «из топора». Съедала ради спасения детей! И она их спасла – все дети благополучно пережили голод…  Комментарии тут излишни.

Разговор о формулах, спасающих в различных сложных ситуациях будет продолжен.



Комментариев нет:

Отправить комментарий